Равноприближенная площадка

Помирит ли Москва «наследников» Муаммара Каддафи

Москву посетили представители двух основных центров власти в Ливии. Россия может стать новой площадкой урегулирования ливийского конфликта, говорят эксперты, ведь она заинтересована в экономическом сотрудничестве с этой страной

Фаиз Сарадж и Халифа Хафтар (слева направо)

(Фото: Michel Euler / AP)

​Случайное совпадение

На прошлой неделе Россию посетили представители двух ключевых противоборствующих в Ливии лагерей — возглавляемых премьер-министром правительства национального согласия (ПНС) Фаизом Сараджем и главнокомандующим Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршалом Халифой Хафтаром.

Вице-премьер ПНС Ахмед Майтыг приехал в Россию в четверг, 14 сентября, приняв приглашение главы Чечни Рамзана Кадырова. Свой визит Майтыг начал с Грозного, а затем направился в Москву. Одновременно с ним по приглашению Института востоковедения РАН с визитом в Москве находился пресс-секретарь Ливийской национальной армии бригадный генерал Ахмад Аль-Мисмари. Визиты совпали вроде бы случайно — ни Мисмари, ни Майтыг не изъявили желания провести двусторонние переговоры в Москве. «Я не собираюсь встречаться с Майтыгом, даже если он об этом попросит», — заявил Мисмари РБК во время конференции в Москве.

Два центра власти

После свержения Муаммара Каддафи в 2011 году в Ливии так и не сформирован единый центр управления: власть находится в руках нескольких группировок. Запад страны контролирует созданное в декабре 2015 года под эгидой ООН и базирующееся в Триполи ПНС во главе с Фаизом Сараджем. Его поддерживают западные страны, а также Турция и Катар. На востоке и частично на юге власть находится в руках избранной в 2014 году палаты представителей Ливии, известной как «правительство в Тобруке». Ее поддерживает Ливийская национальная армия во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром, которого поддерживают ОАЭ и Египет.

По словам Майтыга, его визит в Грозный носил дружеский характер. «Мне было интересно посмотреть на город и оценить произошедшие в нем изменения», — заявил он. При этом Кадыров и Майтыг обсудили судьбу российских членов экипажа танкера «Теметерон», удерживаемых в Ливии с июня 2016 года, рассказал РБК Лев Деньгов, председатель российской контактной группы по внутриливийскому урегулированию. ​Есть основания считать, что вопрос об их освобождении будет решен в ближайшее время, так как Сарадж и Майтыг имеют влияние на удерживающие их силы, сказал Деньгов.

Ливийский вице-премьер встретился в Москве 15 сентября со спецпредставителем президента по Ближнему Востоку и странам Африки Михаилом Богдановым. Они обсудили перспективы урегулирования затянувшегося конфликта в стране. Ситуацию в Ливии обсудил с Богдановым и Аль-Мисмари двумя днями ранее.

Ахмед Майтыг

(Фото: Ahmed Jadallah / Reuters)

На переговорах Богданова с Майтыгом обсуждалась проблема находящегося до сих пор в порту Триполи российского сухогруза «Мерле», команда которого при посредничестве Рамзана Кадырова вернулась в Россию в полном составе в мае—апреле этого года.

Эльдорадо в Африке: сможет ли нефть закончить гражданскую войну в Ливии

Политика

Умножение посредников

Основные стороны ливийского конфликта в этом году впервые продемонстрировали принципиальную готовность к переговорам и урегулированию конфликта. Собрать их вместе на переговоры под Парижем удалось новому президенту Франции Эмманюэлю Макрону. Результаты переговоров казались весьма обнадеживающими: ливийцы заключили перемирие и согласовали «дорожную карту» по выходу из кризиса, о чем сообщил Макрон на итоговой пресс-конференции. Участники переговоров также взяли на себя обязательство организовать «как можно быстрее» президентские и парламентские выборы при участии наблюдателей ООН.

Тем не менее Аль-Мисмари неоднократно заявлял в ходе своих выступлений в Москве, что парижские договоренности провалились. Он объяснил это тем, что Сарадж сразу после переговоров с Хафтаром в Париже направился в Италию. «Через несколько дней итальянские корабли высадили свои силы в порту в Триполи, нарушив все договоренности», — рассказал он. Рим инициативы Макрона раскритиковал, обвинив французскую сторону в напрасном умножении переговорных форматов.

Майтыг в Москве опроверг информацию о нахождении итальянских военных в Триполи. По его словам, итальянские корабли прибыли в Триполи для проведения ремонтных работ и предоставления консультаций ВМФ и береговой охраны Ливии.

По оценке Майтыга, встреча в Париже была всего лишь инициативой, которую правительство в Триполи приветствует. Он заявил РБК, что не стоит рассчитывать на проведение выборов в марте, так как до этого необходимо сначала восстановить институты страны и разработать новую конституцию. Однако до конца 2018 года выборы все же должны состояться, указал он во время конференции, проведенной дискуссионным клубом «Валдай».

Примирить стороны пытались и ОАЭ. В мае этого года Хафтар и Сарадж встречались в Абу-Даби. Однако те переговоры дали еще меньше результата, чем парижские, — совместное официальное заявление так и не было опубликовано, а столкновения между сторонниками Хафтара и Сараджа на юге Ливии свели на нет усилия по дипломатическому урегулированию конфликта.

Москва на очереди

ЛНА возлагает большие надежды на Москву в разрешении затянувшегося конфликта в Ливии. Россия может стать еще одной площадкой переговоров, которая дополнит предыдущие форматы и места, заявил РБК Аль-Мисмари. «Возможно, это и есть правильный путь, по которому мы должны идти сейчас. Мы уже попробовали несколько других площадок, но это оказались, к сожалению, всего лишь разговоры и пустые обещания. Мы надеемся, что российская площадка будет сильнее и эффективнее», — сказал он.

Ахмад Аль-Мисмари

(Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости)

Аль-Мисмари также выразил надежду на то, что «Россия проявит свою позицию вместе с дружественными Ливии странами в Совете Безопасности ООН в вопросе снятия запрета на поставки оружия ливийским вооруженным силам». По словам Аль-Мисмари, ливийская армия, которая насчитывает 63 тыс. человек, испытывает острую нехватку в современном оружии: вооруженным силам приходится вести борьбу против своих врагов купленным еще у СССР оружием и тем, что захватывает у противника. Он сообщил РБК, что Москва изъявила готовность поставлять оружие ЛНА, но только при условии снятия запрета ООН.

Правительство в Триполи проявляет меньший энтузиазм по поводу посредничества России в ливийском урегулировании. Как заявил Майтыг, ПНС приветствует усилия всех стран в урегулирования конфликта, тем не менее подчеркнул, что все инициативы должны вестись под эгидой ООН, которая признает легитимным ливийским правительством правительство Сараджа.

Москва помогать конфликтующим сторонам готова и настаивает на своей абсолютной нейтральности. ​Россия по Ливии занимает «равноприближенную, а не равноудаленную ко всем участникам» позицию, заявил 15 сентября российский представитель Лев Деньгов на пресс-конференции с участием Майтыга в Москве. По словам Деньгова, именно сейчас в Ливии сложились подходящие условия для урегулирования конфликта, так как появились две стороны, которые контролируют свои районы и при этом долгое время остаются стабильными. «Для нас это уже показатель», — объясняет он.

Однако западные СМИ указывают, что Москва в ливийском противостоянии выступает на стороне Хафтара. Foreign Policy напоминает, что Хафтар, а не Сарадж был принят на российском авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море и в Москве министром обороны Сергеем Шойгу.

Россия потенциально может стать новой площадкой по урегулированию ливийского конфликта, так как разные представители российских властей ведут довольно эффективную работу по взаимодействию с представителями противоборствующих лагерей Ливии, считает научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Олег Булаев. Однако он указывает на то, что в достижении примирения властей в Триполи и Тобруке будут сложности, во многом упирающиеся в их «самоуверенность и неготовность идти на компромисс». Стороны конфликта пока придерживаются военного способа урегулирования, одной из самых сложных задач российской дипломатии на текущем этапе будет переломить эту тенденцию, отмечает Булаев.

Интерес России в Ливии довольно очевиден как в политическом, так и в экономическом измерении, уверен Булаев. Ливия может стать новой площадкой, где Москва сможет взаимодействовать с европейским странами, в первую очередь с Италией, на которую напрямую влияет конфликт в Ливии, объясняет он. «Если говорить об отношениях с США, то Ливия — это одна из тех площадок, где нет такого жесткого столкновения американских и российских интересов, соответственно, потенциально там тоже может быть общая работа», — полагает эксперт. Экономический интерес Москвы заключается в восстановлении сотрудничества с Ливией как в нефтяной и инфраструктурной сферах, так и в военной — «ливийский рынок для ВПК России лишним совершенно не будет», заключил Булаев. До начала войны в стране работали РЖД, ЛУКОЙЛ и другие компании.​

Источник: mirnov.ru

Оставить комментарий

Выш Mail не будет опубликован


*